наверх

Камни — повсюду

Татьяна Седова,
агроном по защите растений, Санкт-Петербург

Камни — повсюду

Прогулка по саду Татьяны Седовой

Мой сад расположен всего в трех километрах от Выборга на юго-западном склоне горы, состоящей из больших и маленьких валунов. Почва очень бедная, да и немного ее — камни повсюду. Вокруг дома сохранен природный ландшафт: березы, сосны, рябины, заросли черники и брусники. Осенью вокруг дома можно набрать черных груздей и опят. Сначала мы этим уголком не очень занимались, нужно было осваивать более низкую часть сада, где высаживались многолетники, декоративные и плодовые кустарники, деревья, создавалась альпийская горка.

Около крыльца дома лежал огромный — выше человеческого роста — валун. Сам по себе это просто унылый серый камень, кое‑где поросший мхом и лишайником, но, поскольку его с места не сдвинуть, пришлось «украшать». С юго-западной его стороны была посажена гортензия черешковая в расчете на то, что она поползет вверх по растущим рядом рябинкам, но гортензия рассудила иначе — намертво прикрепилась придаточными корнями к валуну. Увидела я это уже поздней осенью и испугалась, что она вымерзнет на камне. Весной, когда почки пробудились, оказалось, что никаких повреждений нет. За шесть лет она поднялась почти на вершину, разветвилась во все стороны и очень довольна жизнью.

На этом же валуне есть ложбинка, в которой собирались опавшие березовые листья, выглядело это как‑то неопрятно. Однажды я увидела на лесном камне ковер из небольших папоротников. Картинка возникла сразу, я скатала эти папоротники в рулон, как газон, принесла домой и уложила на свой валун. Вписался этот рулон в ложбинку, как будто там и вырос. Только в очень засушливые годы приходится поливать поверхность камня, чтобы не пересохли друзья-папоротники и гортензия.

Чуть ниже валуна каскадом посажены различные можжевельники. Сажались временно, в расчете на то, что им найдется более удобное место, так как земли там почти не было. Но пока я раздумывала, куда бы их пристроить, шли годы, можжевельники умудрились проникнуть корнями под крупные камни и теперь остались там навсегда.

А в другом уголке сада есть огромный плоский камень, у которого года три назад я посадила, конечно же временно, бересклет Форчуна. Он, как и гортензия черешковая, стал взбираться по каменной поверхности, перезимовал и опять пошел в рост. Теперь всем, у кого на участке есть большие камни, советую сажать рядом с ними растения, склонные к лазанию,— лучшую опору найти трудно.

Даже в розарии у пруда есть камни, но их я укладывала сама. Они оттеняют растения (на фото лапчатка песчаная), дополняя красоту создаваемой композиции (на фото левизия), а подчас растения (на фото джефферсония) могут стать украшением обычных серых камней.

Openstat