наверх

Сад в Песках

Константин Коржавин,
садовод, фотограф, дизайнер, автор статей по декоративному садоводству, коллекционер редких растений, участник ботанических экспедиций, Санкт-Петербург

САД В ПЕСКАХ

Прогулка по саду Константина Коржавина

Нам достался участок в сказочном месте — Карельский перешеек, побережье Финского залива. Вокруг озера, сосновые боры, столетние можжевельники. Эти края до войны принадлежали Финляндии, в лесах до сих пор сохранились остатки знаменитой «линии Маннергейма» — ДОТы, укрепления, бетонные сооружения. И огромное количество фундаментов финских домов, сложенных из неподъемных каменных глыб, некогда тщательно обтесанных и пригнанных, а сейчас заросших мхом. Выделенный нам участок земли представлял собой взъерошенное поле, перерезанное старыми дренажными канавами. В центре — корявые яблони с ветками, упавшими на землю, два огромных роскошных дуба и двухметровой высоты холм, занимающий четверть всего пространства, обросший ивами, березками и зарослями земляники. Холм оказался гранитным основанием большого сгоревшего дома, принадлежавшего некогда финнам.

Современное название поселка — «Пески» — красноречиво говорит о составе здешних почв. В основном это морской песок, сдобренный бедной и кислой органикой, по составу напоминающей болотный торф. Если бы не финны, десятками лет возделывавшие эти земли, почва была бы совершенно непригодна для садоводства. Бедность доставшейся в распоряжение земли стала не столько препятствием, сколько послужила толчком к выбору особого ассортимента растений, предпочитающих такие спартанские условия. Я не сторонник тотального вмешательства человека в сложившуюся экосистему, поэтому в соответствии с принципом «не навреди» было решено не разрушать существующий ландшафт, а лишь дополнить его новыми элементами и максимально использовать то, что осталось на участке от финнов. Старые яблони частично проредили и разделили на несколько групп. Самые большие, высокие, никогда не формированные деревья положили начало теневой части сада. Покрытые лишайником стволы и растопыренные во все стороны голые ветви придали теневому уголку сказочный колорит. Решили не обрезать мертвую древесину и оставить несколько деревьев в первозданном виде. Под яблонями высадили множество папоротников, теневыносливые хвойные — тсуги, кипарисовики обтуза и горохоплодные, несколько туй. Песчаная почва прекрасно приняла лесные, капризные в культуре растения — грушанковые, печеночницы, плауны и орхидеи. Для выращивания орхидей использую нехитрое приспособление, которое помогает сохранять влагу в песчаной почве в течение сезона: выкапываю в земле несколько узких и глубоких (примерно 50–60 см) отверстий, в которые помещаю принесенные из леса полусгнившие стволы березы или ольхи. Рыхлая древесина очень гигроскопична, долго сохраняет влагу и передает ее из глубоких слоев почвы в верхние, где высажены орхидеи. Для колорита принесли замшелые пни, несколько причудливо изогнутых коряг и двухметровый остов можжевельника, по которому «запустили» вьющийся кирказон. Близость сосновых боров и песчаная почва определили выбор растений: злаки, вересковые и все разнообразие хвойных прекрасно себя чувствуют в саду, радуют ростом и цветением.

 Старый фундамент стал источником колотых гранитных глыб — изумительного по красоте природного материала, правда, довольно тяжелого для строительных работ. Как известно, для создания каменистого сада не желательно использование камней, побывавших в работе — пиленых или шлифованных. К счастью, финское основание дома было рукотворным, и с годами неровности камней обросли лишайниками и мхами, приобрели естественный вид. Самые крупные глыбы соединили в массивные группы, напоминающие осыпи или выходы горной породы. Продолговатые камни ориентировали в одном направлении, как это бывает в природе. Пустоты заполнили посадочной смесью, а сверху замульчировали старым рассыпающимся гранитом «рапакиви» (в переводе с финского — гнилой камень). Высадили альпийские растения, терпимые к кислым почвам, среди которых камнеломки, проломники, колокольчики, стелющиеся ивы и, разумеется, миниатюрные рододендроны и хвойные.

Получилось несколько таких гранитных композиций, перетекающих друг в друга, с нечеткими границами. Это решение оказалось очень удачным: во-первых, выиграл внешний вид — каменные обнажения смотрятся очень естественно и гармонично, во-вторых, различные режимы освещения рокариев позволяют высаживать растения с особыми требованию к свету, что очень помогает при выращивании редких культур. В целом такой подход позволяет в любое время дополнять и переделывать фрагменты рокария без ущерба для общей картины.

Параллельно начали формировать старые яблони, которые оставили в центре на освещенном месте. Ежегодная декоративная обрезка должна со временем сформировать крупные силуэты, прекрасно сочетающиеся с многочисленными хвойными. Стрижке также подверглись обширные заросли спиреи, разросшиеся за 50 лет в лохматые непроходимые дебри. После трех лет регулярной обрезки куртина спирей приняла аккуратную, плотную форму многовершинной лепешки с плавными округлыми очертаниями. Работа по формировке не прошла зря: с годами в саду стали вырисовываться едва уловимые японские мотивы

На песчаной почве великолепно развиваются хвойные, у меня их более 200 видов и сортов. Уход минимален — хороший полив один-два раза в неделю, формирующая обрезка или стрижка. Раз в год вношу «Кемиру-универсал», примерно 20 кг на 20 соток земли. Некоторые теплолюбивые хвойные отлично зимуют на песчаных почвах, в то время как на глинах они сильно страдают от весеннего солнца. Это происходит из-за того, что глинистые почвы оттаивают гораздо медленнее песчаных, и корни не успевают снабдить влагой отогретую солнцем крону, отчего часть хвои «обгорает». На песчаных почвах оттаивание происходит быстрее, корни начинают работать одновременно с пробуждением кроны, поэтому растения выходят из зимы невредимыми. Среди хвойных на моем участке уже много лет успешно растут тиссы, кипарисовики — Лавсона, обтуза, нутканский и другие, считающиеся «проблемными» в условиях Северо-запада. У глинистых почв, правда, есть и заметное преимущество при выращивании хвойных: независимо от подкормок, цвет хвои на глине всегда ярче, чем на песке, особенно это заметно на желтоокрашенных и голубых сортах. Всем известная туя западная Smaragd в полной мере проявляет прелесть своей окраски лишь на почвах, содержащих глину. Наряду с хвойными, в моем саду благоденствуют вересковые, среди которых особенно ценю видовые рододендроны и миниатюрные гималайские, неплохо цветущие на песчаной почве. Предмет особой гордости из вересковых — жители болот и лесов северного полушария: подбел, кассандра, верески, гаультерии, филлодоцекассиопея, луазелеурия, гарриманелла и другие. Все вересковые посажены в смесь местной песчаной почвы и рыжего торфа с добавлением хвойного лесного опада.

Северная природа немыслима без многообразия трав, которые я с удовольствием использую для оформления участка. Пушистые, прозрачные, воздушные, они придают ажурность и объем всему саду, тем более что песок для них оказался комфортной средой.

Песчаная почва — отличный шанс создать красивейшие композиции в природном стиле, используя огромный ассортимент подходящих для таких условий растений.

Openstat