наверх

Тихие омуты чешского сада. Сад Яна Сламы

Константин Коржавин,
садовод, фотограф, дизайнер, автор статей по декоративному садоводству, коллекционер редких растений, участник ботанических экспедиций, Санкт-Петербург

Тихие омуты чешского сада

Ян Слама — чешский садовод, ландшафтный дизайнер, коллекционер хвойных растений и хозяин уникального сада, посещение которого произвело на меня незабываемое, поистине шокирующее впечатление. Попав в этот фантастический мир, мы с друзьями, онемевшие от восторга, в полном оцепенении от увиденного, долго бродили по узким тропинкам зеленых лабиринтов. В тишине и покое затаенных уголков были слышны малейшее дуновение ветра, каждый шорох в густых зарослях редчайших растений, каждая падающая капля воды в системе каскадных водоемов, сооруженных в тенистой части пространства сада.

Три миниатюрных водоема, два небольших водопада, деревянные мостики и дорожки составляют основу «теневой комнаты» этого сада. Водоемы, размером около двух квадратных метров каждый, напоминают сказочные омуты с заросшими берегами и черной как уголь водой. Над водяной гладью кипит жизнь — шуршат крыльями огромные стрекозы, а темную бездну самого глубокого водоема разрезают силуэты разноцветных карпов-кои. Рыбки вполне самостоятельны и не доставляют хозяину беспокойства. Даже зимой, когда толщина льда составляет полметра, они не погибают, закопавшись в ил на дне водоема. И лишь однажды, когда хозяйский сын случайно разбил лед, рыбы проснулись и, увы, погибли.

Прудики, эти черные поблескивающие «глаза» сада, настолько гармоничны, что даже и мысли не возникает об их рукотворности. А между тем все водоемы искусственные, выполненные из бутилкаучука. Движение воды по каскаду осуществляется при помощи небольшого насоса, установленного в самом нижнем водоеме. Но следов пленочного покрытия и установленной техники, да и вообще вмешательства человека, вы не увидите. Даже берегов нет в этих сказочных болотцах, все вписывается в окружающий ландшафт естественным образом.

В оформлении водоемов, как и во всем саду, преобладают, но не доминируют, японские мотивы. Автор скорее иронизирует над классическими канонами японского сада, совмещая несопоставимые по правилам растения и объекты. В саду Яна Сламы нет ни одного обязательного атрибута японского сада — ни фонарей, ни горбатых мостиков. Хотя мостики, конечно, есть, но они незаметны, не выглядят выставочными образцами, а гармонично вплетены в общую картину.

Из водных растений Ян, отказавшись от яркого сортового многообразия, использовал всего два вида нимфей — с огромными и, напротив, миниатюрными листьями, а также хвощи. Границы же берегов смягчаются ажурными кочками папоротников.

Главные персонажи в саду Яна, в том числе и вдоль всей береговой линии, безусловно, хвойные. Не могу не упомянуть, что хозяин сада виртуозно владеет техникой формирования и прививки, и потому может придавать растениям произвольные очертания. На мой вопрос о подходящих для формирования видах хвойных Ян ответил так: «Я много экспериментирую с различными породами, но если бы меня попросили обойтись лишь одной, я бы выбрал сосну обыкновенную, из которой можно создать любые невообразимые фигуры». Вот такой неожиданный ответ. Мы гоняемся за теплолюбивыми экзотическими растениями, а, оказывается, наша родная сосна обыкновенная в руках мастера способна принять самые причудливые формы.

Полная изоляция от внешнего мира на грани медитации — видимо, такое впечатление и должен производить сорокалетний сад, созданный, не побоюсь сказать, гениальным мастером. Тихо журчит вода, перекликаясь с нежной мелодией японских бамбуковых палочек. Причудливые деревья, отражаясь в темном зеркале водоемов, создают ощущение сказочности и нереальности происходящего.

Openstat