наверх

Сад тысячи нимфей

Елена Иллеш,
главный редактор журнала «Вестник цветовода», Москва

Сад тысячи нимфей

Прогулка по саду Александра Марченко

Самый ошеломляющий эффект в саду Александра Марченко производит, разумеется, вода. Зеркало всех прудов и водоемов, как утверждает хозяин, в сумме составляет примерно гектар. Это больше, чем треть сада. Участок земли стал собственностью Марченко в 1992 году, тогда здесь была просто свалка, никакого рельефа, никаких водоемов, разумеется, не было. Землю Александр получил под фермерское хозяйство и поначалу усердно выращивал овощи, так что «сад тысячи нимфей» возник далеко не сразу, он еще очень молод. Поначалу, как признается хозяин, было тяжело — окрестные жители постоянно нарушали границу, воровали все, что ни попало, и просто хулиганили. Чего он только не пробовал: колючую проволоку натягивал, собак спускал. Ничего не помогало. Тогда поступил по-другому: перестал запирать сад и начал работать с местными пацанами — читал им лекции, рассказывал о растениях. Помогло! С тех пор ворота всегда открыты, а бывшие хулиганы иногда сами с важным видом проводят экскурсии. Людей приезжает очень много: целые автобусы со стариками, с больными детьми. Есть постоянные посетители, которые утверждают, что сад Марченко лечит и вселяет бодрость духа.

Известно, что смотреть на воду можно бесконечно долго. Здесь этому увлекательному занятию можно предаваться на берегах самых разных водоемов. В саду есть все: регулярные пруды и пруды природные, сбегающие с каменных уступов ручьи и самые скромные прудочки в маленьких емкостях, есть дивное болото, а есть просто демонстрационные прямоугольные корыта, в которых красуются всевозможные растения. При этом каждый год Александр придумывает что-нибудь новое, и мне повезло не просто стать свидетелем рождения нового сада, но даже дать ему имя. Свое новое произведение Марченко разбил вокруг беседки, образ которой, как он утверждает, ему приснился. Увидел сооружение во сне и решил, что каждая сторона легкой квадратной беседки будет служить рамой для особой садовой картины. Тут-то я и вставила: «Пусть будет „Беседка четырех картин“», — на что хозяин милостиво согласился.

Земля, которая многими кубометрами выкапывалась из будущих прудов, использовалась для создания рельефа. Так возник высокий холм, который со временем увенчала белая ротонда, названная хозяином «Храм воздуха и света». Отсюда, с верхней точки сада, просматривается все его великолепие и разнообразие. Если смотреть сверху, то один из склонов выглядит как сплошная водная поверхность с плавающими в ней роскошными нимфеями. А вот если посмотреть снизу вверх, то воды не видно — склон кажется совершенно белым благодаря мраморной крошке. На самом деле склон террасирован и на каждой широкой ступени сделан прямоугольный пруд в обрамлении белой отсыпки. Как уверяет хозяин, этот склон много раз переделывался, пока не был достигнут такой удивительный оптический эффект.

Александр Марченко, безусловно, принадлежит к числу самых известных VIP-персон современной садовой элиты: читатели журналов знают его по статьям о нимфеях и прочих водных растениях, самодеятельные садоводы и профессиональные ландшафтники — по первоклассному посадочному материалу, частые гости в саду также телеоператоры и журналисты.

Кстати, поездив по миру и побывав во многих питомниках и хозяйствах, Александр Марченко убедился в том, что его собрание нимфей уникально не только по полноте, но и по красоте демонстрации. В самом деле, в этом саду именно нимфея — царица бала. Ей подчинены геометрия и пластика сада, она, как я полагаю, и разоряет, и кормит хозяина. Нимфеи везде: в прямоугольных демонстрационных корытах, в кругах и квадратах, в прудах естественных и приподнятых, в пластике, в бетоне, в дереве, в пышных кордебалетах и во впечатляющих соло.

А он, обходя свои владения, с нежностью перебирает научные и не очень имена и клички вездесущей нимфеи: кувшинка, водяная лилия, одолень-трава, и, разумеется, признается ей в любви: «Среди растений суши образцом совершенства признаны лилии и розы. По-английски, кстати, нимфею называют водяной лилией, а немцы зовут ее озерной розой. И в этом — признание совершенства нимфеи. Среди водных растений ей нет равных. Современный ассортимент представлен всеми цветами радуги и поражает разнообразием форм и размерами цветков. А продолжительность цветения? Даже в Подмосковье оно начинается в мае, а последние цветки нередко вмерзают в лед. А неповторимый, незабываемый аромат? Много ли таких растений на свете? Конечно же, нет!».

У этой любви есть свои секреты. Главный — внешний вид любимой: никаких признаков недоедания, никаких видимых следов посягательств на роскошные цветки и листья со стороны вредной мелочи типа тли. Секрет надежно спрятан на дне контейнеров в многослойном субстрате, рецепт составления которого знает только он — повелитель нимфей.

Со всем остальным населением сада здесь особо не церемонятся: «Я ничего не поливаю, ничего не стригу. Что выживет — то останется. Ивы почему круглые? Сами по себе. Начал собирать коллекцию ив сибирской селекции. Оттуда же, с Алтая, моя коллекция японских ирисов. Ирисы сажаю просто среди травы. Когда цветут — глаз не оторвать». Что касается глаз, то они разбегаются: за каждым поворотом, под каждой кочкой новая картина, необычное растение, неожиданная красота. Иногда преградой глазу встает ширма из девичьего винограда — это излюбленный и очень органичный прием, с помощью которого Александр отделяет садовые картины одну от другой.

В 2006 году журнал «Вестник цветовода» учредил особый приз за выдающиеся заслуги в отечественном цветоводстве — «Золотая лейка». Первым лауреатом «Золотой лейки» стал Александр Марченко, хозяин уникальной коллекции водных растений и потрясающей красоты сада. Красивых садов создано немало, а вот тех, которые открыты для посещений, в которых можно не просто любоваться красотой, но и учиться — таких садов считанные единицы.

Побывать в этом саду и не выкопать после этого пруд — невозможно. Послушать возвышенные речи о царице прудов и не завести хотя бы парочку нимфей — тоже не получится. Это я знаю по себе. Уверена, что со мной согласятся все, кто хоть раз побывал в «саду тысячи нимфей» и попал под обаяние их повелителя.

Openstat